ОПИСАНИЕ
Это – фрагмент темной приполярной метафизики, дыхание бессознательного, область, не подлежащая дешифровке.

Когда свершается преступление, происходит событие, которые не поддаются объяснению никем, от таких событий и мест начнешь если не убегать, то хотя бы побаиваться.

«Перевал Дятлова» - это лента Мёбиуса, потому что непонятно, откуда всё берется и куда потом исчезает. Это крик, чистая жуть, причем чем больше об этом думаешь, тем жутче становится.
Обнаружив себя среди участников эпизода, начинаешь строить догадки, а отсюда - один шаг до паранойи.

Этот образ до сих пор остается одним из самых притягательных в постсоветском фольклоре: выброшенные неведомой силой из палатки, девять полураздетых человек бегут вниз по снежной лощине, падая на камнях и теряя друг друга в круговерти метели.

После судьбоносного похода в  январе  1959 года они стали  неизменными персонажами одной из величайшей загадок в советской истории. Погибшая экспедиция до сих пор не дает покоя ни историкам, ни писателям.




ПОСВЯЩЕНИЕ
 

Группа ДятловаМолча стоим мы тесной кучкой на пятачке обледенелого склона.  Нас девять. Нет, не девять – мы все здесь, живые и мертвые. Нас сотни тысячи – людей, избравших право быть первыми. И если судьба шепчет нам чуть слышно: «Ваш черед!» - у нас нет выбора.

А пока мы все здесь.

С нами замерзшие в одночасье на пронизывающем ветру Юра Дорошенко и Георгий Кривонищенко, рухнувший на камни тяжелой черной звездой Коля Тибо-Бриньоль, погребенные и смятые под водянистым снегом Люда Дубинина и Семен Золотарев, уснувший в ледяной могиле Саша Колеватов, сгоревший в отчаянном одиночестве  Юра Юдин.

В кругу живых вижу застенчивую улыбку Зины Колмогоровой. Кто знает, как она, щуплая девчонка, тащила на себе по грудь в снегу двух тяжелых беспамятных парней? Кто видел эту страшную двойную колею, алый бисер крови по колее и в конце её попеременно теряющих сознание Игоря Дятлова и Рустема Слободина, тянущих друг друга в минуты просветления вверх и вверх, подальше от холодного перезвона мертвого ручья...