Главная » Статьи » Публикации

Костер у кедра. Якименко Валентин

Костер у кедра

1 февраля 1959 года на Северном Урале у горы Холатчахль при таинственных обстоятельствах погибла группа туристов УПИ под руководством Игоря Дятлова. Многие годы исследователи пытаются понять причины этой трагедии, выдвигают новые версии событий у палатки. А вот события у кедра рассматриваются редко, скорее всего из-за кажущейся второстепенности их. Но события у кедра полны загадок и требуют не менее пристального расследования. Участник поисковых работ 1959 г. В.Г. Якименко предлагает свой взгляд на события у кедра.

Ключевой вопрос — чье кострище поисковики нашли под кедром. Казалось бы, парадоксальный вопрос.

С 1959 г. мы считали, что дятловцы, покинув палатку, вышли к кедру, разожгли костер, поддерживали его, обламывая сучья кедра, нашли овраг, где была защита от ветра, переместили туда раненых, Зина, Рустем и Игорь попытались пробраться к палатке, принести медикаменты, теплую одежду, топор, пилу, но не смогли — свирепый ветер и мороз остановили их. Дорошенко и Кривонищенко остались у костра, сигнального костра, чтоб ушедшие могли найти путь обратно. Колеватов в овраге нашел подходящий сугроб, вырыл пещеру, выстлал дно срезанными пихточками. В какой-то момент поднялся к кедру, увидел замерзших товарищей, срезал с них одежду, частично использовал ее для утепления раненых, остальное постелил на настил. Эту версию повторили Е. В. Буянов и С. Н. Согрин (журнал «Уральский следопыт» за январь 2009 г. и за ноябрь, декабрь 2010 г.).

Однако не все в этой картине было ясно.

  • как измученной полураздетой группе, к тому же отягощенной ранеными товарищами, удалось проделать у кедра огромную работу (возможность такой работы вызывала сомнение у опытных туристовпоисковиков)
  • обнаруженные в кострище перегоревшие толстые сучья кедра говорили о большом костре, к тому же, горевшем долго, но (по воспоминаниям туриста поисковика Сергея Согрина) было ощущение, что дятловский костер был слабым, что эти толстые сучья не горели, а были только обожжены
  • найден настил, постелены вещи для 4 человек, а люди найдены не на настиле, а в стороне, в 10 метрах от настила
  • у людей выявлены тяжелейшие необъяснимые травмы, каких не было у ранее найденных
  • ветки настила толсты, их едва ли можно одним махом срезать ножом, более того, в одной из радиограмм руководителя поисковых работ Г. С. Артюкова сказано, что настил из «рубленого ельника»
  • посторонние вещи, найденные вблизи кедра

Вот почему эти неясности, а также тяжелейшие травмы ребят стали питательной почвой для многочисленных фантазийных криминальных версий (нападение бандитов, встреча и ссора с браконьерами, уничтожение их группой спецназа как свидетелей каких-то испытаний, диверсия иностранной разведки и т.д.).

Читая вновь дятловские дневники, рассматривая фотографии их похода, изучая теперь уже доступные материалы следствия, я пришел к выводу, что костер дятловцы разожгли на кострище, оставленном охотником манси за две недели до прихода сюда дятловцев.

Судите сами.

Из дневниковых записей:

  • шли по мансийской тропе (фото мансийская тропа) по санному следу оленней упряжки (29 января)
  • прошли стоянку охотника (30 января)
  • дальше шли по лыжному следу охотника (30–31 января)
  • видели лабаз охотника (30 января)
  • видели неоднократно затесы на деревьях с таинственными знаками (30–31 января)

Из материалов следствия:

«В одном километре от первой стоянки туристов мы видели стоянку манси, где они пасли оленей, но это было позднее времени гибели туристов, т. к. у них были свежие следы, а стоянка туристов имела старый вид».

Частое посещение этих мест охотниками, затесы со знаками говорят о том, что эти места есть охотничьи угодья. Затесы на деревьях с начертанными знаками — информация о результатах охоты и своеобразный знак маркировки промысловой территории конкретной семьи охотников.

Если принять это во внимание, то место у кедра — место, знакомое охотникам, более того, облюбованное охотниками для отдыха и ночевки:

  • заметное место, кедр виден издалека
  • удобное место, рядом ручей с оврагом, где летом и зимой вода
  • в овраге зимой можно укрыться от ветра и мороза
  • сучья кедра и засохшие ветви — хорошее, сухое и доступное, особенно зимой, топливо (забросив на конец сухой ветви аркан и повиснув на нем, не сложно обломить ее)

Еще важное свидетельство от Сергея Баталова — в феврале 2009 г. он руководил группой туристов УПИ, совершившей поход на гору Отортен и перевал Дятлова (годовщину 50летия их гибели). К реке Ауспии от поселка Ушма их на снегоходе подвозил охотник-манси Савва Анямов. Савва рассказал: «Возле того самого кедра под перевалом Дятлова проходит звериная тропа. По ней дикие олени и косули мигрируют с западных склонов Уральского хребта на восточный склон. В этом месте вблизи кедра охотники устраивают засаду на них».

И тогда есть основания считать, что кострище возле кедра с толстыми перегоревшими сучьями есть остатки костра охотника, и ветки, из которых сделан настил в овраге, нарубил топором охотник.

Теперь становятся объяснимыми прежде непонятные моменты этой трагедии:

 

Охотник

Из дневниковых записей дятловцев:

  • лыжный след охотника постепенно уходит вправо от Ауспии, поднимается к отрогу горы (31 января)
  • на границе леса, в редколесье, где снег уплотнен в наст, а рыхлый снег полностью сметен, след совсем потерян.

От этого места дятловцы ушли влево, на юго-запад в долину Ауспии, там в лесу переночевали.

А охотник? От границы леса, где потерялся его след, он, естественно, продолжал путь в том же направлении, практически на север, пересек отрог и спустился в долину притока Лозьвы. Почему я считаю, что он шел именно так? В материалах следствия есть запись, что охотник (по следам которого шли дятловцы) «шел по следу лося». Лось — зверь тайги. На голых склонах ему нечем питаться. Лось пересек отрог и ушел в тайгу. За ним ушел и охотник.

У знакомого ему кедра охотник устроил привал: обломил на кедре с помощью аркана несколько сухих веток, настрогал щепы, разжег костер, наломал на подстилку хвойного лапника (его нашли следователи под слоем снега), сходил в овраг за водой, поставил на костер чайник. Возможно, именно он в овраге в снежном наддуве вырыл пещеру, нарубил тонких пихтовых и еловых вершинок возле кедра и уложил их на дно пещеры, подготовив себе место для ночевки. Возможно, это сделано было раньше, в предыдущий приход. В данном случае это не принципиально. Важно — пещера и настил сделаны охотником. Уходя, охотник раздвинул головешки, чтоб они быстрее загасли, и залил костер водой.

Лесные народы не по-наслышке знают, какую беду несут лесные пожары. Я не раз слышал, как тщательно даже зимой охотники манси, якуты, эвенки гасят костер, уходя со стоянки, как внимательно осматривают место, чтоб, не дай бог, не осталось незатушенного уголька.
 

Исход

Вот на это место через 2 недели вышли дятловцы. За полчаса до этого они спешно покинули палатку, разрезав ее скат (причина ухода до сих пор достоверно не установлена, предлагаемые версии не состоятельны).

Двигаясь по склону (бегом или быстрым шагом), они попали на участок натечного льда (ледоската), каменных россыпей.

Здесь, у третьей гряды (см. статьи С. Согрина — журнал «Уральский следопыт», номера за ноябрь, декабрь 2010 г. и В. Кудрявцева — тот же журнал, номер за январь 2012 г.) они получили травмы. С налету падали на лед, на камни, друг на друга. Четверо: Игорь Дятлов, Юра Кривонищенко, Юра Дорошенко и Саша Колеватов — относительно легкие травмы. Зина Колмогорова и Рустем Слободин — тяжелые ушибы головы. Трое: Коля Тибо-Бриньоль, Люда Дубинина, Семен Золотарев — тяжелейшие травмы. Двигаться самостоятельно эти трое не могли. Еще не понимая всей тяжести случившегося, уцелевшие в этой свалке повели тяжелораненых дальше вниз, в лес. Там, они надеялись, будет костер, тепло, и именно там может быть оказана первая помощь, там, в лесу, можно ждать помощи от спасателей. Зина и Рустем плелись сзади.

Ребята вышли на опушку леса. В глубине в сумеречном свете увидели большое дерево, подошли к нему. Здесь обнаружили, что нет с ними Зины и Рустема. Посчитав, что ребята отстали или заблудились в темноте, решили разжечь костер, тем более, что у кедра обнаружили кострище с остатками дров. Надеялись согреться, ждали, что на свет костра выйдут Рустем и Зина.

Спички нашлись. Был нож. В вечерней темноте почти ощупью нашли несколько тонких берез. Ободрали бересту. Собрали из карманов все, что могло гореть: деньги, письма, расчески, записные книжки.

Много лет велись разговоры, что не обозначенная в следственном деле записная книжка Колеватова, которую он всегда в походах пунктуально вел и в которой якобы содержалась запись о причине бегства из палатки, была изъята из следственного дела и засекречена. Ныне, когда следственное дело стало доступно исследователям, когда усилиями Буянова доказано наличие в нем всех без исключения листов, можно вполне определенно говорить, что она была сожжена при розжиге костра. Косвенное доказательство этого — отсутствие записной книжки Золотарева. Посмотрите вновь фото, где Зина и Семен записывают в свои записные книжки информацию о встрече с таинственными знаками на затесах. Т. е. за два дня до этого записная книжка Золотарева была. Теперь же ее, как и книжки Колеватова нет, а Зинина книжка и запись о таинственных знаках сохранилась.

В свете разгорающегося костра нашлись кое-какие дрова рядом. Костер горел, но на пронизывающем ветру он был недостаточен, чтоб согреть полураздетых ребят: без обуви, без шапок, без рукавиц. Все начали быстро мерзнуть.

Решили переместиться в глубь леса в более тихое место. По засыпанной снегом, но все же заметной тропе вышли в овраг, и под его крутым берегом, где не было ветра и не так холодно, расположили раненых. Решили развести в овраге костер для обогрева группы. Дятлов, беспокоясь о судьбе отставших, пошел им навстречу. Просил поддерживать сигнальный костер. Два Юры: Дорошенко и Кривонищенко — остались у костра, собирали дрова (ветки, сучки), переносили их в овраг. Мерзли даже у костра. Совали руки и ноги в костер, чтоб согреть их.

 

Слободин, Колмогорова и Дятлов

Много лет бытовало мнение, что они вместе со всеми спустились к кедру, а затем попытались подняться наверх к палатке за медикаментами и теплыми вещами. Это же повторили Буянов и Согрин. Несколько лет назад, анализируя травмы Слободина и Колмогоровой, а также метеоусловия той ночи (мороз и сильный ветер), я пришел к выводу, что тяжелые травмы лишили их возможности активно двигаться, скорее они были в состоянии тяжелой контузии, с сильной головной болью, потерей ориентации и моментами потерей сознания. В таком состоянии они отстали от основной группы, потеряли во тьме и друг друга, падали и в конце концов не смогли подняться. Мороз и ветер отняли у них последнее тепло.

Мы так считали. В. Кудрявцев (журнал «Уральский следопыт», январь 2012 г.) подтверждает это неожиданным образом — он анализирует содержимое карманов их одежды:

  • личный дневник Колмогоровой, пластмассовая расческа
  • бумага, письма, паспорт, коробок спичек у Слободина.

У тех, кто был у кедра, ничего могущего гореть не обнаружено — все пошло на розжиг костра. Наличие у Колмогоровой и Слободина бумаги и спичек подтверждает, что они до костра не дошли.

И тогда становится логичным и понятным факт нахождения тела Дятлова не у костра, не в овраге, а на пути от костра к палатке: беспокоясь за отставших (как он думал), он пошел им навстречу, но не дошел — мороз и встречный ветер сделали свое дело.

 

Дорошенко и Кривонищенко

Колеватов с таким же трудом разжег костер в овраге, рядом с ранеными товарищами (именно у него следователи нашли коробок спичек и финский нож Кривонищенко).

Нужны дрова. Много дров. В темноте их не найти. Решили обломать сухие ветви и сучья кедра. Два Юры: Дорошенко и Кривонищенко — полезли на дерево. Нижние сучья были уже обломлены раньше охотником. Поднялись выше.

Тот факт, что следователи в момент обнаружения трупов 27 февраля, т.е. через 4 недели после случившегося, не отличили обломы нижних ветвей (на высоте 1,5–2,5 метра) от верхних (на высоте 3,5–4 метра), есть еще одно свидельство того, что охотник обламывал их незадолго (за пару недель) до прихода дятловцев.

Они понимали, что обломать толстые ветви можно только тяжестью своего тела, повисая или стоя и раскачивая их. Кое-что они обломили. Но вот толстая ветвь. Они встали на ветвь, держась руками за вышерасположенную. Передвинулись к ее концу, более тонкому. Раскачали. Ветвь обломилась. А дальше… Либо обломилась ветвь, за которую они держались (несколько зеленых обломленных ветвей поисковики нашли висящими на дереве), либо замерзшие руки не удержали тяжести тела, соскользнули с ветви. И они полетели вниз, цепляясь одеждой за сучки, обдирая на сучках кожу, ударяясь головами о ветви.

Упали, ударившись вдобавок о замерзшую землю, об обломленные ими сучки. От болевого шока, от удара о землю потеряли сознание.

Мороз и ветер быстро выстудили их.

Я считаю, что именно вдвоем они они обломили свою последнюю ветвь, именно вдвоем одновременно падали с дерева, ибо если бы было иначе, то находящийся внизу поспешил бы на помощь упавшему, привел бы его в чувство, повел, потащил в овраг.

 

Колеватов

Когда костер в овраге все же разгорелся (его остатки обнаружили поисковики в мае 1959 г.), Саша в свете костра невдалеке заметил присыпанные снегом ветки. Подошел. Увидел снежную пещеру и в ней настил из ветвей. Поспешил наверх к кедру, чтобы обрадовать ребят, перенести вместе в овраг обломленные ветви и переместить раненых в пещеру.

Пришел и увидел…

Помочь им он уже ничем не мог. Но были в овраге его товарищи, была Люда без обуви, в одних носках. Она мерзла больше неплохо одетых Коли и Семена. Саша снял свитер с мертвого Юры, пошел в овраг и обернул свитером ноги Люды…

Потом созрела мысль одежду с мертвых снять и постелить на настиле, перетащить туда раненых — в пещере все же теплее.

Он опять поднялся наверх, снял с мертвых свитера, рубашки, штаны, что не снималось, срезал. И понес одежду в овраг, кое-что теряя по дороге (именно оброненные вещи помогли поисковикам в начале мая найти место нахождения последних четверых). Постелил 4 места (он понимал, что Игорь, Рустик и Зина уже не придут, что осталось их только четверо). Пошел за ребятами.

Коля и Люда были уже мертвы. Семен еще дышал.

Во всем большом мире Саша Колеватов остался один, и он отчетливо теперь понял, что тоже обречен. Он прижался к еще живому и теплому Семену и затих.

Костер вскоре загас.

Обильные снегопады февраля, сдуваемые ветром с перевала, засыпали овраг и скрыли на три месяца их тела.

 

Сколько времени им отпущено было судьбой

Много лет бытовало мнение, что они жили у кедра несколько часов, может быть, даже до утра.

Но если учесть, какое «ветродувное» место у кедра, если учесть, что костер был слабый, то под напором ветра и мороза продержаться без тепла, без одежды и обуви они долго не могли. Я считаю, им судьбой было отпущено от силы час-полтора после выхода к кедру.

Если принять во внимание, что ели они где-то в 13–14 часов, что на ночлег встали в 17 часов, на оборудование палатки и организации ночлега у них ушел 1 час, еще полчаса на выпуск боевого листка. После этого они стали готовиться ужинать. И в этот момент произошло ЧП (между 18,5–19 часами). Вырваться из палатки и добежать, дойти до леса (1,5 км) нужно не более 30 минут, причем третья гряда, где они получили травмы, находится примерно на полпути от палатки к кедру.

Еще полчаса на разжигание костра, на перемещение раненых в овраг.

После этого попытка заготовить дрова для костра в овраге, падение с дерева, потеря сознания и быстрая смерть от замерзания — сколько на это нужно времени — от силы полчаса.

Те, кто был в овраге, были в несколько лучшем положении, — там не было ветра и было немножко теплее. К тому же они теплее одеты. Но ведь был мороз около 25 градусов. Как долго можно продержаться на таком морозе без активной работы и лежа на снегу? Думаю, Коля Тибо и Люда Дубинина жили после перемещения их в овраг не более часа.

Дольше жили Колеватов, активно работавший, и Золотарев, наиболее тепло одетый. Но надолго ли они пережили других? Думаю, максимум на полчаса.

Произошло это между 8 и 9 часами вечера 1 февраля. И это совпадает с мнением следователя, что смерть наступила через 6–8 часов после приема пищи.

 

Почему они не спаслись?

Двигаясь к лесу, они сознательно, по крайней мере на нижнем участке пути, надеялись спастись: согреться у костра либо вырыть в снегу берлогу и там переждать, согревая друг друга, мороз и ночь.

Почему не получилось? Ведь известны случаи таких ночевок не только охотников северных народов, но и альпинистов, и туристов. Более того, в состав статей для журнала «Уральский следопыт», мы сознательно включили статью Е. Зиновьева о походе туристов УПИ под руководством С. Согрина на Приполярный Урал в том же январе — феврале 1959 г., походе технически более сложном, чем поход дятловцев, к тому же протекавшем в более суровых климатических условиях и отягщенном двумя чрезвычайными происшествиями:

  • они в начале похода сожгли палатку и вынуждены были строить снежные берлоги и ночевать в них
  • на горном безлесом перевале они попали в густой туман и почти 3 суток отсиживались в снежной берлоге без костра, без горячей пищи и почти без воды (они растапливали на собственном животе под свитером снег в чашке, чтоб немного утолить жажду)

И все же они преодолели все трудности и вернулись домой.

Почему это не удалось дятловцам. Тому несколько причин:

плохо одетые

напор ветра и мороз

травмы троих тяжелораненых на склоне

забота о раненых, беспокойство за отставших

стресс, психологическое давление событиями у палатки

фактор ночи — они не видели дрова, поздно увидели берлогу, не заметили при спуске отстающих Зину и Рустема

дополнительное ЧП — падение с дерева

отсутствие инструмента для обустройства лагеря

Все это создало ситуацию практически безысходную. И все же они не сдались, они боролись до конца.

Категория: Публикации | Добавил: Шкицки (20 Июл 2018)
Просмотров: 32