Главная » Статьи » Рецензии

Рецензия

Произведение задумано автором Реквиема, как представляется читателю, с целью популяризации некоторых своих угроведческих исследований в области местных топографических наименований, мансийских терминов, описания мансийских святилищ (глава «Мёртвая гора»). Далее в сферу интересов автора попадают сведения о золотодобыче в Лозьвинском разломе и «вольных» золотокопателях, о деятельности Ивдельлага и побеге заключённых из зоны (глава «Deathwatch»).
Неясно, как это связано между собой, но автор пытается совместить всё воедино под видом воспоминаний о туристической группе Игоря Дятлова. Для этого свои изыскания автор перемежает хаотическими вставками (причём без всякого перехода) из цитат дневников дятловцев на маршруте, действий охотников-манси, рассказов Огнева, воспоминаний Тибо о мытарствах своей семьи и т.д.

В этом отношении автор Реквиема уподобляется «смешному», по Вашему мнению, А.Ракитину.
Тот тоже сделал диковинный замес из шпиономании и дятловской группы. Но Ракитин хотя бы попытался помирить читателя со своим винегретом. Остросюжетная пародия на криминальное произведение затеяна Ракитиным, в основном, для связки воедино скопившихся у него разнохарактерных материалов о деятельности иностранных разведок, которые он не совсем к месту пространными отступлениями втискивает в повествование о гибели туристов.
Правда, он не забывает изредка обнадёжить читателя краткими вставками типа: «Какое отношение имеет сие эпическое повествование к истории девяти свердловских туристов, погибших на склоне Холат-Сяхыл в феврале 1959 г.? Самое непосредственное: автор намерен доказать, что именно воспитанники «главного атомного шпиона Америки» спустились к палатке дятловцев после 15.00 1 февраля 1959 г. и все случившееся в дальнейшем напрямую связано с целевыми установками этих людей, их физической, психологической и специальной подготовкой. Правильно понимая мотивацию и логику Бориса Пашковского (забугорный инициатор операции – прим. А.С.), мы сможем правильно понять и побуждения убийц группы Дятлова, благодаря чему странности и несуразности случившегося получат связанное, логичное и непротиворечивое объяснение».

Правда, в отличие от А.Ракитина, автор Реквиема все свои не сопоставимые исследования и находки выложил на страницы повествования в виде каши, вперемешку с дневниковыми записями дятловцев, пренебрегая кавычками и разделениями текста. Для тех, кто «не в теме», разобраться, что здесь к чему совершенно невыполнимо.
Подобная небрежность подачи материала не делает чести писательскому ремеслу автора Реквиема!

Особо выделяется читателем глава «Эпидемия. Minor» о беспощадной лёгочной безбубонной чуме, которая жестоко косит всю дятловскую группу под корень. Но описание гибели группы от заболевания – крайне неубедительно, а факт заражения чумой - отсутствует.

Здесь уместно процитировать позицию известного Вам «дятловцеведа»-лавинщика Евгения Буянова: «Ложны построения «доказательств» на основе отсутствующих фактов и свидетельств. На основе отсутствующих «фактов» можно утверждать все, что угодно. Так, на основе отсутствия оружия и следов применения оружия можно утверждать, что оружие «было», но оно было использовано только для "устрашения", для "выгона» на мороз" для убийства путем "вымораживания". Такая «версия» тоже выдвигалась. Глупость это: из того, что что-то «не обнаружено» вовсе не следует, что «это было» на самом деле. Надо понимать, что такие «версии» придумывают параноики на основе своих внутренних «страхов» и болячек. И втягивают в эту паранойю нормальных людей. На основе отсутствия фактов можно утверждать лишь, что отсутствуют все признаки связей и самих «подозрительных» явлений на основе этих «фактов». К примеру, факт отсутствия каких-то серьезных пропаж вещей дятловцев прямо свидетельствует и против криминальной версии аварии, и против какого-то присутствия посторонних лиц на месте аварии».

После того, как вариант гибели дятловцев автором Реквиема заявлен, совсем не к месту приводится запоздалая информация об авариях с самолётами ВВС США - носителями ядерного оружия, огненных шарах (глава «Простая формальность») и боевом листке Золотарёва (глава «Крокодил»).

Как почти всякий пишущий о перевале Дятлова, автор Реквиема не удержался поиздеваться над посредственностью следователя Льва Никитича Иванова и смешными, на её взгляд, такими «дятловедами», как П.Бартоломей и Г.Цыганкова, Ю.Кунцевич и А.Нечаев, В.Борзенков и Е.Буянов, О.Веденеева и В.Кудрявцев, А.Кашкин и М.Пискарёва, А.Ракитин и Г.Никишина, Г.Кизилов и О.Архипов, А.Коськин и А.Алексеенков, Ю.Якимов и В.Якименко (глава «Простая формальность»)…

По всей вероятности, личное видение гибели дятловцев от бубонной чумы не кажется автору Реквиема ни смешным, ни бесчеловечным, ни, тем более, утопичным.

Вы думаете, всё так просто? Да, всё просто. Но совсем не так!

Следует подметить, что автора Реквиема характеризует практически правильный русский язык. Поэтому несколько странно звучит термин «дятловеды», повторяемый автором многократно в последней главе «Белый шум. Coda». Дятловеды по определению должны изучать дятлов, длинноклювых санитаров леса. Но Игорь Дятлов – не дятел, и группа дятловцев – не дятлы. По правилам русского словосложения правильнее именовать людей, занимающихся изучением дятловской группы, термином дятловцеведы, как бы выспренне это не звучало.
Попутно следует заметить, что дважды поминаемый среди дятловцеведов Кашкин – судя по всему, это Кошкин Александр Николаевич, а его ник – КАН.

Несколько слов о философски-мудрёном изложении автором сути познания неизвестного.
Например, в главе «Посвящение»:
«Это - фрагмент темной приполярной метафизики, дыхание бессознательного, область, не подлежащая дешифровке.
Когда свершается преступление, происходит событие, которые не поддаются объяснению никем, от таких событий и мест начнешь если не убегать, то хотя бы побаиваться.
«Перевал Дятлова» - это лента Мёбиуса, потому что непонятно, откуда всё берется и куда потом исчезает. Это крик, чистая жуть, причем, чем больше об этом думаешь, тем жутче становится.
Обнаружив себя среди участников эпизода, начинаешь строить догадки, а отсюда - один шаг до паранойи».

Содержание Вашего текста сложно для восприятия, перегружено специфическими терминами, избыточными определениями и стремлением блеснуть нестандартным, якобы философским, изложением мысли.

То же самое можно повторить в адрес отдельных фраз главы «Белый шум. Coda».
Например:
«Мир «дятловедов» принципиально катастрофичен, они выбрали себе людей, которым не на кого положиться, и ставят их в ситуации, где надеяться не на что. Грубо говоря, здесь доводится до логического конца основополагающий принцип материального мира: всякий материальный объект изначально обречен на разрушение и исчезновение. Жизнь трагична потому, что кончается смертью. Всё свершается внутри, а остальное – политический строй, социальные связки, быт – лишь производные и частности».
Или:
«Оно-то и создает неприметную антитезу той разорванности и тому болезненному надлому, без которых не обходится ни одна версия».

Что-то здесь автор явно перемудрил, перефилософствовал!

И в заключение. Автор совершенно не настаивает на причастности к гибели туристов паранормальных сил, чёрных золотокопателей, беглых зека, ядерных испытаний, огненных шаров, упоминаемых в различных местах и главах своего повествования. Отсюда не следует ли, что посторонние размышления из текста надлежит отсеять, как словесный мусор?

Напрашивается вывод, что при известных познавательных достоинствах, Вашему произведению крайне недостаёт логических связей между различными частями. Есть ещё над чем поработать!

С уважением и пожеланиями творческих успехов!

Категория: Рецензии | Добавил: Шкицки (04 Апр 2018) | Автор: Соханский Александр
Просмотров: 11
ПАМЯТИ
Ушедших и не вернувшихся
назвали мы этот перевал
имени гр. Дятлова.



Перевал Дятлова